Автоматический обмен информацией | Юридическое бюро "Аргументъ"
Загрузка 100%
Блог директора ЮБ "Аргументъ" Андрея Ларина

22 марта, 2017 г.

Автоматический обмен информацией

 

Интервью со специалистом компании Hill Consulting

В последнее время тема автоматического обмена стала особенно актуальна, в значительной степени в связи с введением законодательства о Контролируемых иностранных компаниях (КИК). Однако тема автоматического обмена не равна КИК.

Представляем вашему вниманию интервью со специалистом компании Hill Consulting:

Hill Consulting:

Данная тема в последнее время действительно актуальна, судя и по интересу наших клиентов и по интересу банкиров. Тема новая, практики нет, судов по нарушениям нет, разъяснений нет, а действовать надо. Она особенно актуальна для банкиров, они вынуждены действовать уже сейчас, поскольку регулятор внедряет изменения в законодательство, связанные с автоматическим обменом, а банкиры не понимают действия всего механизма. Поэтому их уже можно штрафовать и лишать лицензии.

При этом важно понимать, что страны, подписавшие Конвенцию ОЭСР об автоматическом обмене налоговыми данными делятся на две группы. Одни уже начали обмен, другие начнут его в этом году. Поэтому для кого-то этот процесс только начался, для кого-то он вот-вот начнется. Это также придает большую актуальность данной теме. И, актуальность может сохранятся еще 2-3 года, пока не будет достигнута полная ясность.

Что касается связи с КИК, то КИК появилось в России в 2014 году, а заработало с 2015 года. Главная идея КИК – налогообложение иностранных компаний, принадлежащих российским бенефициарам, даже до момента распределения прибыли. Т.е. деньги, принадлежащие иностранной компании вменяются в доход россиянина, даже будучи нераспределенными, если россияне осуществляют контроль над этими компаниями. Граждане должны самостоятельно декларировать наличие компаний, а налоговые органы – иметь возможность проверить эту информацию. Однако, реальных механизмов контроля пока нет.

Договоры об избежании двойного налогообложения (ДИДН) работают плохо, очень трудоемкая процедура. Передаче подлежит ограниченный объем данных, и все ли задекларировано – узнать было невозможно. Автоматический обмен решает эту проблему. Поэтому тема автоматического обмена очень хорошо накладывается на КИК.

Но, законодательство КИК есть далеко не во всех странах. О намерении ввести автоматический обмен заявили более 100 стран, в то время, как законодательство КИК существует чуть более, чем в 20 странах. Таким образом, автоматический обмен существует не только для стран, использующих КИК.

Директор ЮБ «АргументЪ» Андрей Александрович Ларин:

Уточните, пожалуйста, почему именно обмен по ДИДН работает плохо, и в чем новизна автоматического обмена?

 

Hill Consulting:

Обмен по ДИДН производится на основе статьи 26 Модульной Конвенции ОЭСР по ДИДН, в соответствие с которой обмен происходит между административными органами двух стран в упрощенном режиме. Т.е. налоговая одного государства обращается в налоговую другого, и налоговая другого должна предоставить запрашиваемую информацию, при этом налоговые органы могут предоставить только ту информацию, которой обладают сами. Это, как правило информация о сделках, прибыли, контрагентах и т.д., а также та информация, которая общедоступна, т.е. информация о директорах и акционерах компаний, если она включается в реестр компаний. Но увидеть реальных бенефициаров сложно, если не невозможно, поскольку подобная информация как правило попадает под действия законов о защите персональных данных. Поэтому, для того, чтобы эту информацию открыть, недостаточно упрощенного механизма обмена в рамках ДИДН. Нужна санкция верховного органа (суд, прокуратура и т.д.). До бенефициара добраться было практически невозможно. Если не было выявлено никаких нарушений, то доказать, что за компанией стоит лицо, создавшее эту компанию с целью недоплаты налогов только лишь в результате подобного упрощенного обмена нельзя. Сама процедура обмена по ДИДН является еще и очень длительной, может занимать полгода, а то и год, все зависит от качества вопросов запрашивающей стороны, а каждое уточнение требует нового запроса. Поэтому он оказался неэффективен, слишком трудоемкий, при том, что до ключевой информации добраться нельзя.

Новизна автоматического обмена информацией в том, что, во-первых не надо запроса, вся информация по налогоплательщикам, пришедших в данную страну раз в год отправляется в юрисдикцию, из которой они пришли.

Важно отметить, что в автоматическом обмене участвуют только банки и их аналоги. При этом, если файлы хранятся у адвоката на Кипре или БВО а счет на компанию не открыт, то, такая компания не попадает под автоматический обмен. Или, если компания зарегистрирована на Британских Виргинских островах, а счет открыт на Кипре, то, такая компания попадает в обмен по правилам Кипра.

Автоматический обмен – продукт стран Организации Эконмического Сотрудничества и развития (ОЭСР), который повторяет путь ФАТКА (Закон о налогообложении иностранных счетов США). ФАТКА появился в США в 2014 году для выявления американских налогоплательщиков за рубежом. Механизм ОЭСР – Единый стандарт ОЭСР по обмену налоговой информацией (Common Reporting Standard; CRS) – скопировал ФАТКА. На настоящий момент более ста стран согласились ввести у себя процедуру автоматического обмена налоговой информацией по стандарту CRS .

Директор ЮБ «АргументЪ» Андрей Александрович Ларин:

Возникает вопрос об эффективности автоматического обмена. Насколько сопоставимы затраты на этот проект и польза от получаемой в результате его введения информации?

Hill Consulting:

Вопрос не однозначный. Перед введением законодательства ФАТКА никаких серьезных исследований не проводилось. Но, когда оценили финансовые затраты и трудоемкость работы по ФАТКА и сопоставили с эффектом от доплаты выявленных налогов, с суммами, которые были уплачены в бюджет. Оказалось, что затраты превосходят поступления более чем в 100 раз по ФАТКА. По CRS таких оценок пока нет. Необходимость введения ФАТКА для банков других стран была обоснована американцами тем, что при прохождении платежей через американский корсчет, платеж может быть оштрафован на сумму 30%, если банк не присоединился к ФАТКА.

Во всем мире порядка миллиона банков и приравненных к ним организаций, которые имеют в общей сложности более миллиарда клиентов. В связи с требованиями ФАТКА надо было проверить каждый счет для того, чтобы выявить американцев, живущих вне США. По оценке Швейцарско-американской торговой палаты таких граждан США, имеющих счета за границей, не более 20 миллионов. Но пришлось перепроверить и идентифицировать каждый счет. Оценки расходов по ФАТКА составляют 1-2 триллионов долларов, и они легли на банки и налоговые органы государств всего мира.

Сами США тратят на ФАТКА порядка 9 млрд. долларов в год (получение налоговыми органами США информации и ее проверка). При этом экономическая эффективность для США при введении законодательства ФАТКА была озвучена с сумме 100 млрд. долл., затем они было понижены до 10 млрд. долл. в год. Реально по итогам первых двух лет эффект оказался равен 800 млн. долл. в год. Эффект ниже планируемого в 100 раз и в 1000 раз ниже понесенных затрат.

Причем, даже траты самих США в 10 раз больше, чем реальный эффект, это те же деньги тех же налогоплательщиков. Пропасть между затратами и суммами доначисленных налогов могут привести к тому, что механизмы ФАТКА просто остановятся.

Директор ЮБ «АргументЪ» Андрей Александрович Ларин:

Как я понимаю, раскрытию в CRS подлежат не все счета, а только те, на которых накоплено 250 тысяч долларов и более?

Hill Consulting:

Да, это так. Данный вопрос напрямую связан с предыдущим. Трудоемкость обработки и маленького и большого счета одинаковы, при этом, польза от маленького счета равно нулю. Но ограничение касается только юрлиц. Все счета физлиц попадают под автоматический обмен. Таким образом, счета юрлиц, остатки на которых на конец года меньше, чем 250 тысяч долларов не попадают в автоматический обмен. Но нет гарантий в том, что эта планка не будет понижена в будущем.

Также присутствует деление счетов на активные и пассивные. Пассивные счета по действующей версии попадают в обмен, а активные – нет.

Директор ЮБ «АргументЪ» Андрей Александрович Ларин:

В чем разница между активным и пассивным счетом?

Hill Consulting:

В каждой стране существуют свои правила, это вопрос соотношения внутреннего и международного законодательства. Но, в целом, к активным операция относятся торговые операции, транспортные, телекоммуникационные услуги и т.д. К пассивным счетам относятся накопление и инвестирование. Вложения в ценные бумаги, капитал, займы, роялти, недвижимость и аренда от нее. При этом, все частные накопления попадают в автоматический обмен. Таким образом, счета компаний являются более защищенными, чем счета частных лиц.

Директор ЮБ «АргументЪ» Андрей Александрович Ларин:

Россия подписала Конвенцию об автоматическом обмене в мае 2016 года. По утверждению представителей Правительства РФ, Россия будет готова обмениваться налоговой информацией в 2018 году. Насколько реально готова Россия обмениваться данными в указанные сроки, учитывая и политические и технические сложности обмена, а также возможную неравноценность обмена между Россией и, особенно, западными странами.

Hill Consulting:

Точного ответа на этот вопрос не существует. Так, например, Россия может быть готова сотрудничать, но другие страны могут быть не готовы к такому сотрудничеству. Есть множество факторов, которые влияют на то, чтобы этот обмен состоялся. Само подписание Конвенции еще не ставит другие страны в обязательства по отношению к России. Должно быть заключено дополнительное соглашение индивидуально с каждой страной между соответствующими государственными органами. Подписание такого соглашение требует создание пары, дополнительных временных и прочих затрат. В настоящее время Россия не заключила ни одного подобного соглашения.

Свое влияние оказывают и западные санкции. Не все страны спешат помогать России, беря на себя повышенные обязательства, особенно страны Западной Европы и США. Данные, которые находятся в России и данные о россиянах, которые находятся на Западе не эквивалентны друг-другу. Мало кто из европейцев держит деньги в России, нам, по-сути, нечего предоставить, а у Швейцарии такие данные есть.

Существует также вопрос трудоемкомкости и финансовых затрат, которые на практике могут лечь на бюджеты других стран в случае обмена с Россией. Они могут оказаться несопоставимы с ценностью информации, предоставляемой РФ. Необходимо учитывать и такие факторы как развитость правовой системы государства, составляющего пару в договоре с Россией, а также степень защиты передаваемой информации.

Директор ЮБ «АргументЪ» Андрей Александрович Ларин:

Представители власти заявляют, что автоматический обмен является действенным инструментом контроля за соблюдением законодательства КИК. Поэтому наказание за неисполнение законодательства КИК с 2018 года станет реальным фактом. Но реальность же говорит о том, что в 2018 году обмен может и не начаться. Как вы можете прокомментировать заявления правительства.

Hill Consulting:

Это, конечно, заявления о намерениях правительства, и, будут ли соблюдены сроки, мы посмотрим, но, что еще может заявить правительство? Оно озвучивает свои планы вне зависимость от реального развития событий. Чтобы автоматический обмен заработал в полном объеме, все более чем сто стран должны заключить соответствующие соглашения и создать нормативную и техническую базу. Сможет ли Россия заключить подобные соглашения со всеми государствами к 2018 году – очень сомнительно. В настоящий момент только одно государство решило составить пару с Росссией — это Кипр, и данное желание во многом обусловлено российским кредитом в 3 млрд. долларов, выданным для спасения банковской системы острова в 2013 году. Что касается других, особенно развитых стран, то весомых аргументов по отношению к ним у России нет. При этом, даже, если механизм заработает с одной единственной страной, то все равно можно будет говорить о том, что механизм заработал. Но этот механизм не будет всеобъемлющим. Пока он не станет всеобъемлющим, он будет неполноценным.

Директор ЮБ «АргументЪ» Андрей Александрович Ларин:

Сколько времени, по Вашим оценкам, понадобится для того, чтобы это механизм заработал в полной мере? И, какие еще факторы могут повлиять на процесс его внедрения?

Hill Consulting:

На мой взгляд понадобится от 5 до 8 лет, может быть 10 лет для того, чтобы автоматический обмен заработал в полном объеме. Это связанно, в первую очередь с политической изоляцией России. В этот срок, возможно, будет признано вхождение Крыма в состав России, и нормализирована ситуация на востоке Украины.

Директор ЮБ «АргументЪ» Андрей Александрович Ларин:

То есть, у российского бизнеса есть не год, а 5 – 8 лет, для того, чтобы адоптироваться к новым условиям?

Hill Consulting:

Не совсем так. Это не значит, что сейчас не надо ничего делать. Надо понимать, какие факторы могут повлиять на то, чтобы этот механизм заработал в реальности, и настроить свой бизнес так, чтобы он не пострадал вне зависимости от развития событий. При этом, есть вероятность, что механизм CRS и вовсе остановится, поскольку ФАТКА показала свою неэффективность. CRS вводится без учета ошибок ФАТКА. В США со сменой президента возможна и смена политического и экономического курса. Если данные по ФАТКА будут опубликованы в порядке критики предыдущей администрации, а они показывают полную экономическую неэффективность, то, вполне вероятно, что ФАТКА остановиться.

То же касается CRS. Может быть, пройдет 5 – 6 лет и стандарт заработает в полную силу, а, может быть он покажет свою неэффективность и автоматический обмен может быть свернут.

Я советую действовать так, чтобы не попасть за этот срок в рискованные зоны, которые могут ослабить защиту бизнеса. Поэтому надо понимать, какие факторы влияют на внедрение стандарта CRS. Сейчас до конца сроки введения и последствия работы автоматического обмена не понимает никто, ни бизнес, ни банкиры, ни контролирующие органы, которые, в том числе и выдают лицензии. Но в этой неопределенности надо жить, прогнозировать, принимать решения. Об этом мало говориться в прессе, а то, что говориться о планах правительства – своеобразный пиар, который не отражает истинное положение дел, а зачастую и путает. Наша задача – помочь нашим клиентам видеть истинное положение дел. К нам приходят клиенты с непониманием происходящих процессов, а уходят с четкой картиной, зная, как наилучшим образом обезопасить и настроить свой бизнес. И, новостная лента подтверждает правильность тех прогнозов, которые мы сделали еще в начале 2016 года.

В условиях неопределенности – усиление защиты бизнеса – важнейший фактор успеха. Но это мое пожелание относится со всем видам бизнеса и вне контекста автоматического обмена. Во время кризиса надо быть гибким и максимально адоптироваться к требованиям ситуации.

Hill Consulting — команда профессионалов высочайшего уровня в области международного инвестиционного и налогового планирования, консалтинга, аудита и администрирования зарубежных компаний. Работает с 1997 года.

 

Более ранние аналитические статьи: