Саратов, ул Мичурина, д. 169 | info@pravo-rus.com

Режим работы: пн-пт 900-1800 | +7(8452) 23-44-11

Компания взяла взаймы. Когда ИФНС переквалифицирует сделку и доначислит налоги

Андрей Ларин рекомендует:

Банкротство кредитора.

Как подобрать аргументы в споре с налоговой.

Если организация получила деньги по договору займа, налоговая может решить, что сделка притворная. ИФНС укажет, что стороны замаскировали инвестиции, и доначислит налог на прибыль. Так по каким же основаниям инспекторы переоценивают сделки и как относятся к этому суды.Почему налоговая переквалифицирует сделку? Инспекция может переквалифицировать сделку, если решит, что цели сторон сделки не соответствуют ее юридическому оформлению. В обоснование инспекторы ссылаются на статью 252 Налогового кодекса и концепцию «необоснованной налоговой выгоды». При этом фискалам не нужно оспаривать в суде действительность сделки по гражданско-правовым основаниям. В результате переквалификации ИФНС может применить к сделке иные налоговые последствия и доначислить налог.

Что ожидать если заем выдала иностранная компания

Если заем выдала иностранная компания, ИФНС может переквалифицировать его во вклад в капитал, если заемщик не намерен возвращать долг. Обоснование — заемщик учитывает проценты в составе расходов, при этом доходы заимодавца не облагаются налогами у источника в России, поскольку проценты фактически не выплачиваются. Если российская компания дала взаймы иностранной, инспекция может решить, что стороны замаскировали выплату дивидендов. Например, ЗАО получило кредит от российского банка и использовало часть средств на выдачу займов в пользу иностранных акционеров под более низкую процентную ставку. Инспекция провела проверку и признала расходы необоснованными в размере разницы между процентами, которые начислены по кредитному договору, и процентами по займам. В подобном деле налоговая служба выявила, что заемщик и заимодавец —взаимозависимые лица. Общество выдало деньги на условиях, которые ему заведомо невыгодны. Инспекция признала необоснованной налоговой выгодой расходы, которые возникли при выдаче займов. Налогоплательщик занизил облагаемую базу. Три инстанции встали на сторону налоговой. У общества не было намерений получить экономическую выгоду от выдачи займов. Его цель — снизить налоговое бремя. Суды решили, что в силу того, что иностранные заемщики не имели права на применение льготной ставки 5 процентов в отношении дивидендов, они разработали схему, чтобы снизить налоги. Заем лишь прикрывал выплату дивидендов.

В ноябре 2017 года два суда первой инстанции признали, что переквалификация займа в инвестицию между российскими компаниями не обоснована. Когда инспекция не поверит в заем от иностранной компании. Чаще всего налоговая служба расценивает заем как инвестирование в капитал, когда российская компания берет в долг у иностранной. ИФНС обычно проверяет сделку по четырем признакам, которые позволяют переквалифицировать договор. Заемщик не выплачивает проценты и основной долг в сроки, которые установлены в соглашении. Или стороны изначально договорились о выплате процентов вместе с телом долга. Договор займа заключен на длительный срок или продлевается на долгое время. Стороны заключают новые договоры займа или заимодавец перечисляет дополнительные транши, хотя заемщик не погасил предыдущий долг.

Заимодавец контролирует деятельность заемщика.

Например, инспекция в ходе выездной проверки выявила недоимки по налогам. Общество неправомерно включило в состав внереализационных расходов начисленные проценты за пользование заемными средствами, а также отрицательные курсовые разницы. Фискалы отказали заемщику в учете процентов для целей налога на прибыль. Три инстанции поддержали налоговую службу. Заемные обязательства оформлены лишь для вида, без реальных намерений создать правовые последствия. ЗАО предоставило вклад в уставный капитал и выплачивало дивиденды под видом операций по предоставлению займов и выплате процентов. В результате общество получило необоснованную налоговую выгоду. Суды учли, что деньги были предоставлены для реализации инвестиционного проекта — строительства торгового центра в России. В период стройки общество не имело доходов и источников для возврата займа и процентов. Контролирующие лица иностранных компаний-заимодавцев знали об этом. При этом стороны договора постоянно увеличивали процентную ставку, продлевали сроки займа. Суд сделал важный вывод — денежные операции надо оценивать с учетом того, как стороны их субъективно воспринимали. Не принципиально, как стороны документально оформили операции.

В похожем деле суд решил, что фактические действия сторон в рамках договоров займа были направлены на инвестирование — иностранный кредитор внес деньги в уставный капитал российского заемщика. В обоснование суд сослался на то, что стороны заключили несколько договоров займа и в течение десяти лет заемщик ни разу не погашал основной долг и проценты, а заимодавец не просил этого делать. Кроме того, срок возврата долга пролонгировался с 5 до 18 лет. Использование займов согласовывалось с заимодавцем, и у заемщика не было финансовой возможности исполнять обязательства по выплате процентов. В итоге суд отказал российской компании в учете расходов в виде отрицательной курсовой разницы, которая возникла от переоценки долга по договорам займа.

Когда инспекция переквалифицирует заем между российскими компаниями

До 2017 года инспекция не переквалифицировала займы между взаимозависимыми российскими компаниями. Но с дела нефтяной компании «А» стала формироваться отрицательная судебная практика. В этом споре суды пришли к выводу, что спорный заем носил характер инвестиции. Стороны оформили заемные отношения лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия. Три инстанции учли, что договоры займа продлевались, их общий срок составил более 10 лет. Заемщик не погашал основной долг и проценты, не получил требований от заимодавца. При этом должник продолжал получать дополнительные транши заемных средств. Деятельность заемщика была убыточной, у него отсутствовали источники для возврата долга, о чем знал заимодавец.

Суды указали, что стороны по сделкам взаимозависимы. Заемные средства по своей сути были инвестициями в развитие предприятия. Это позволяло уменьшать налоговую базу при исчислении налога на прибыль, так как заемщик включал в состав внереализационных расходов проценты, которые не собирался выплачивать. Суды трех инстанций поддержали позицию ИФНС. Судья Верховного суда не стал передавать дело на рассмотрение Коллегии по экономическим спорам.

Такая судебная практика ограничивает коммерческие возможности сторон. Инвестор не всегда уверен в успешности проекта, даже если он — один из акционеров. Чтобы обезопасить себя, он может предоставить финансирование в виде займа, а не вклада в капитал. Тогда в случае провала проекта он сможет в приоритетном порядке потребовать деньги с процентами обратно. Но суды это не учитывают.

Ссылки по теме:

logo Налоги

Задайте вопрос юристу