Саратов, ул Мичурина, д. 169 | [email protected]

Режим работы: пн-пт 900-1800 | +7(8452)23-44-11

«Русагро» и «Солнечные продукты» спели дуэтом: суд посчитал банкротство активов агрохолдинга договоренностью собственников

Андрей Ларин рекомендует:

On-line: вопрос-ответ

Источник: Бизнес-вектор

ГК «Русагро» Вадима Мошковича с самого начала готовилась оставить других кредиторов балаковского ООО «Волжский терминал» у разбитого корыта. Такие выводы сделал 12 ААС

На прошлой неделе cуд частично отменил решение первой инстанции, признавшей «Волжский терминал» банкротом по упрощенной процедуре с введением конкурсного производства и включением в число требований кредиторов претензий на 608 млн рублей от ГК «Русагро». При этом были сделаны выводы, что Вадим Мошкович и владелец «Солнечных продуктов» Владислав Буров изначально действовали сообща, а само банкротство было контролируемым.

Мотивировочная часть постановления апелляционного суда, напоминающая по объему романы Толстого, а по напряженности — триллер, была обнародована 21 января. Судебный акт от 29 июля 2019 года оспаривался кредиторами «Волжского терминала» из числа агрохозяйств, включая крупную фирму ООО «Синко Трейд» (аграрный актив самарской группы «Синко»).

Как пояснил «БВ» глава юридического бюро «АргументЪ» Андрей Ларин, контролируемое банкротство, в отличие от преднамеренного, подразумевает наличие у кредитора или группы кредиторов намерений получить себе больше выгод, оставив других участников процесса в стороне. В то время как преднамеренное банкротство сознательно ведет компанию к полному разорению.

Но организация контролируемого банкротного процесса означает, что кредитор злоупотребил своим правом. Потому суд может отстранить его от участия в деле, признав требования неправомерными.

Характер банкротства «Волжского терминала» будет выяснять уже следующий конкурсный управляющий, пояснил эксперт. Но банкротство уже не остановится, так как кроме «Русагро» у предприятия появились и другие кредиторы. Теперь «Волжский терминал» ждет новый судебный акт и новый комитет кредиторов. Но не сразу.

— Так сложилась правоприменительная практика, что решающее слово будет за Казанью, за окружным арбитражным судом. Пока он не вынесет свое решение, никто из участников процесса не будет делать резких движений. Если конечно на это их не толкнут обстоятельства, о которых мы не знаем, — заключил Андрей Ларин.

Подробнее читайте материал на сайте «Бизнес-Вектор»

logo Мошкович